Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СКОБЕЛЕВ Михаил Дмитриевич (1843-82), российский генерал от инфантерии
 
 
  
 

СКОБЕЛЕВ Михаил Дмитриевич (1843-82), российский генерал от инфантерии (1881). Участвовал в Хивинском походе 1873, Ахалтекинской экспедиции 1880-81 и подавлении Кокандского восстания 1873-76. В русско-турецкую войну 1877-78 успешно командовал отрядом под Плевной, затем дивизией в сражении при Шипке - Шейново.

Среди видных военачальников России второй половины XIX века генерал от инфантерии Михаил Дмитриевич Скобелев занимает почетное место. Он вошел в отечественную историю как всесторонне образованный, талантливый военачальник и умелый воспитатель войск, носитель прогрессивных взглядов в военном искусстве, сторонник смелых и решительных действий. Все, что делал генерал Скобелев, он делал исключительно ответственно и был постоянным примером для подчиненных. В нем сочетались замечательные качества, унаследованные у выдающихся русских полководцев прошлого - Суворова, Кутузова, Багратиона. В наши дни очевиден интерес к этой необыкновенной личности легендарной судьбы.
Родился Михаил Дмитриевич Скобелев 17 сентября 1843 года в Санкт-Петербурге. Дед и отец Михаила Дмитриевича были заслуженные генералы, которые достигли высоких чинов благодаря честному и добросовестному выполнению своего воинского долга перед царем и Отечеством.
Значительное место в истории России занимают события, происходившие в Средней Азии во второй половине XIX века. Успешная политика России в этом регионе тесно связана с именем Скобелева, вписавшего яркие страницы в историю нашего Отечества.
С окончанием русско-турецкой войны, особенно после Берлинского конгресса, политическая обстановка изменилась. Главнокомандующий кавказской армией великий князь Михаил Николаевич писал царю, что в Средней Азии должна быть создана обстановка, которая позволяла хотя бы отчасти парализовать действия Англии в Европе. Об этом есть запись в протоколе совещания под руководством начальника Генерального штаба графа Гейдена: 'Эти соображения, обусловленные политическими событиями, последовавшими после заключения Сан-Стефанского договора, указывали, что только в Азии может быть подготовлена в будущем такая база, которая, производя давление на Афганистан и Индию, давала бы нам возможность хотя бы отчасти парализовать враждебные нам действия Англии'.
Решено было после неудачной попытки 1879 года снова организовать экспедицию в Закаспийский край. Рассматривались различные кандидатуры, но государь не согласился ни с одной из них. В конечном итоге император Александр II остановил свой выбор на Скобелеве, который соответствовал всем требованиям, предъявляемым к руководителю экспедиции. Он не только хорошо знал этот край, но и имел богатый опыт ведения боевых действий в Средней Азии. Император высоко ценил генерала Скобелева как сторонника решительных и продуманных действий. Этим можно объяснить то, что государь сам указал на Скобелева, на наиболее осторожного из известных ему генералов, отличившихся в русско-турецкой войне.
Ознакомившись с материалами первой экспедиции, Скобелев пришел к выводу, что неудачи предыдущих экспедиций кроются в недооценке противника, в слабом материальном обеспечении русских, в отсутствии должного снабжения. По стратегическому плану Скобелева наступление предполагалось развернуть от Красноводска до Ашхабада, а потом по пустыне. Для снабжения войск в пустыне необходимо было в кратчайший срок построить железную дорогу. Снаряжение и строительные материалы могли поступать в Красноводск только через Каспий. Необходимо отметить, что по предложению Скобелева на должность начальника всей морской части был назначен капитан Макаров, будущий адмирал флота. Создавались две линии подвоза, на одной из них шло строительство железной дороги. Генералу Скобелеву большую помощь в этом и других вопросах оказывал русский купец А.Е. Громов, известный Михаилу Дмитриевичу еще с Хивинского похода.
Текинцы, узнав о назначении генерала Скобелева, насторожились. Они спешно приступили к укреплению Геок-Тепе, готовясь к обороне крепости, временно прекратили набеги на нашу территорию.
Михаил Дмитриевич Скобелев особое внимание уделял тщательной подготовке боевых действий и всестороннему их обеспечению. Он во все вникал лично, сам хотел все видеть и знать. Во время остановок в Ново-Александровке и Красноводске он знакомился с офицерским составом, с работниками гражданских управлений и тыловых служб. Генерал по утрам навещал больных, находившихся на лечении в госпитале, проверял несение солдатами службы. Михаил Дмитриевич говорил: 'Буду я, будет на работе и офицер, и смотритель, да и солдату веселее пойдет работа'.
Михаил Дмитриевич был универсальный военачальник, одинаково хорошо умевший рассчитывать и боевые, и хозяйственные операции. Он решил не заводить в глубь края войска, пока не будут сосредоточены у границ оазиса материальные средства на весь отряд, что предопределяло успех всей Ахал-Текинской экспедиции. Он действовал по принципу двигать все вперед.
Генерал Скобелев каждый свой решительный шаг сопровождал призывом туркмен к миру. В частности, он им писал: 'Перед началом наступательных действий, которые приведут к покорению Ахал-Текинской земли и от которых могут пострадать жены, дети и имущество, я, вдохновляемый добротою государя императора, в последний раз предлагаю сдаться на милосердие Белого Царя'. Но ответа от текинцев не последовало.
Вскоре начались работы по наведению подступов, осуществлялось постепенное приближение к крепости Денгил-Тепе, а войска усиленно готовились к решающему штурму. Предстояло брать приступом глинобитное укрепление. Скобелев обращается за советом к российским авторитетам в области фортификации и артиллерии. Он хочет знать в деталях, как лучше вести траншейные и минные работы, пробивать бреши в глинобитных стенах, каким должен быть инженерный парк. Михаил Дмитриевич сам постигает основы военно-инженерного искусства.
Проанализировав данные, полученные в результате разведки, Скобелев принимает решение взять крепость ускоренной осадой. Под осадой Скобелев подразумевал постепенное приближение к крепости через траншеи, как бы обнимающие укрепление и прикрывающие людей от неприятельских выстрелов. 6 января 1881 года в конце второй параллели угла была устроена брешь-батарея, вооруженная 12 орудиями. К полуночи 11-го минная галерея подошла под ров в двух саженях ниже поверхности земли, была произведена забивка минных камор.
По команде генерала Скобелева 12 января в 11 часов 20 минут был произведен взрыв мины, восточная стена упала, и образовался провал. Начался штурм крепости. Отряд Скобелева сломил сопротивление текинцев, крепость пала.
Таким образом, экспедиция завершилась. Цель ее была достигнута полностью. Теперь оставалось только расселить возвращавшихся текинцев, организовать в крае систему органов управления.
Имея щедрую, широкую натуру русского человека, генерал Скобелев показал себя расчетливым хозяином и грамотным экономистом. Ахал-Текинская экспедиция, которая по проекту военного совета должна была продлиться два года, была проведена генералом Скобелевым ровно за девять месяцев, что, несомненно, составило весьма солидную экономию для государственного казначейства.
В результате блестяще проведенной экспедиции в крае были ликвидированы рабство и работорговля. Прекратились феодальные междоусобицы, началось соединение разрозненных и нередко враждующих племен в одно целое, что способствовало национальной консолидации туркменского народа. Проведенная экспедиция способствовала распространению цивилизации, повышению экономического и культурного уровня, воцарению спокойствия и законности. Михаил Дмитриевич Скобелев за максимально короткий срок с минимальными расходами и людскими потерями блестяще решил важную для Отечества задачу по присоединению Туркестана к России, чем способствовал укреплению позиции России на международном уровне.

 
Rambler's Top100 Долой Великого Кракена Студия web-дизайна MasterSite.ru тел.766-61-12 www.linens.ru free counters