Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
 
  
 


Пожарский (кн. Дмитрий Михайлович, 1678 - ок. 1641) - знаменитый деятель смутного времени. При Борисе Годунове был стряпчим с платьем, при Лжедмитрии - стольником; в 1608 г. послан был для защиты Коломны; в 1609 г., действуя против разбойнических шаек в окрестностях Москвы, разбил атамана их Салькова на р. Пехорке; в 1610 г. назначен. был воеводою в Зарайск; в 1611 г., участвуя в нападении на поляков, овладевших Москвою, был ранен на Лубянке и отправился для лечения в свою нижегородскую Пурецкую волость. Сюда, по указанию Минина, явились к нему послы с предложением принять начальство над нижегородским ополчением, поднявшимся для спасения Москвы; с своей стороны П. потребовал, чтобы при ополчении выборным от посадских человеком был Минин. Став во главе ополчения, П. в лице своем вмещал всю верховную власть над русскою землею и писался 'у ратных и земских дел по избранию всех чинов людей московского государства'; но в том великом деле, которое совершал под его начальством русский народ, личность самого П. проявлялась весьма мало. Он не пользовался особым авторитетом и сам про себя говорил: 'был бы у нас такой столп, как кн. Василий Васильевич Голицын - все бы его держались, а я к такому великому делу не придался мимо его; меня ныне к этому делу приневолили бояре и вся земля'. Остановившись с ополчением в Ярославле, П. целое лето медлил двинуться на Москву, не смотря на неоднократные увещания троицких властей, указывавших на возможность и опасность появления короля Сигизмунда. Выступив из Ярославля, П. шел чрезвычайно медленно, сворачивал с дороги, ездил в Суздаль кланяться гробам своих отцов и прибыл к Москве одновременно с Ходкевичем, успевшим, между тем, собрать провиант для польского гарнизона, засевшего в Москве. Этот провиант был отбит у Ходкевича казаками, под начальством кн. Д. Т. Трубецкого, что и решило участь польского гарнизона: через 2 месяца голод принудил его сдаться. Со взятием Москвы оканчивается первостепенная роль П.; в грамотах пишется первым имя кн. Д. Т. Трубецкого, а имя П. стоит вторым, в товарищах. Из источников (кроме некоторых памятников с характером поэтическим) не видно, чтобы П. играл руководящую или хотя бы видную роль в избрании и венчании на царство Михаила Федоровича. Новый царь возвел его из стольников в бояре, но существеннейшие награды, состоявшие из вотчин, П. Получил не из числа первых. Во все царствование Михаила Федоровича П. занимал лишь второстепенные должности, не считаясь даже из первых и особо заслуженных среди знати, как об этом свидетельствует местничество его в 1614 г. с Борисом Салтыковым, окончившееся выдачею П. головою Салтыкову. В 1614 г. П. действовал против Лисовского, но скоро оставил службу по болезни; в 1618 г. отправлен был против Владислава, но не в качестве главноначальствующего, в 1621 г. управлял разбойным приказом, в 1628 - 31 гг. был воеводою в Новгороде; в 1635 г. заведовал судным приказом, в 1638 г. был воеводою в Переславле рязанском. П. поставлены памятники в Москве (на Красной площади) и Нижнем Новгороде.
 
  
 
 
  
 
Минин Кузьма Захарьевич, по прозванью Сухорук - один из 'освободителей отечества' от поляков в 1612 г. Биография его до его выступления в 1611 г. неизвестна. Посадский человек Нижнего Новгорода, по-видимому, среднего достатка, торговавший мясом, он, кажется, ничем особенным не выделялся из рядов 'братьи своей', посадских людей. В эпоху смуты при царе Василии Шуйском, когда Нижнему угрожали восставшие инородцы и тушинцы, Минин, по некоторым указаниям, принимал участие, как и другие посадские, в походах против врагов, в отряде воеводы Алябьева. С осени 1611 г. скромный мясник становится первым человеком в родном городе. В эту критическую для России пору, когда после гибели Ляпунова ополчение его распадалось, и власть над страной захватили казачьи воеводы - Заруцкий и Трубецкой когда Новгород был уже занят шведами, Смоленск взят Сигизмундом, а в Псковской области действовал новый 'царь Димитрий', когда в связи с этим уныние, малодушие и отчаяние захватили многих, и местные и личные интересы стали брать верх над общегосударственными, - Минин глубоко скорбел о бедствиях отечества и думал о средствах помочь ему. По его словам, святой Сергий трижды являлся ему во сне, побуждая выступить с призывом, и даже наказал за непослушание. Избрание свое в земские старосты Нижнего около нового года (1 сентября) Минин понял как указание перста Божьего. В земской избе и 'иде же аще обреташеся' он стал призывать посадских людей порадеть об отечестве и личным примером побуждал к пожертвованиям для найма ратных людей. К начинанию скоро пошедшего за Мининым посада примкнули и власти, и весь город; был составлен приговор о принудительном сборе со всех хозяев города и уезда 'пятой деньги', т. е. пятой части имущества, приглашены в ополчение бездомные скитальцы-смольняне, и выбран в воеводы князь Дм. М. Пожарский. По его предложению, Минину было поручено заведование казной ополчения. С званием 'выборного человека', простой нижегородец стал рядом с князем Пожарским, а после, под Москвой и в Москве, и с князем Трубецким, во главе ополчения и образовавшегося в нем правительства. Принимая участие во всех делах правительственных, Минин, главным образом, ведал казну и обеспечение ратных людей необходимыми запасами и припасами и денежным жалованьем, с чем и справился успешно, несмотря на трудности сборов в разоренной смутой стране. Под Москвой, в битве с Ходкевичем, Минин показал и военную доблесть, решив бой смелым ударом выбранного им самим отряда. Царь Михаил пожаловал Минина 12 июля 1613 г. думным дворянством и землей в Нижегородском уезде. В 1614 г. ему был поручен сбор первой пятины с гостей и торговых людей в столице; в мае 1615 г. он был в боярской коллегии, 'ведавшей Москву' во время богомолья государева; в декабре того же года послан с князем Гр. П. Ромодановским в казанские места 'для сыску' по поводу бывшего здесь восстания инородцев. Вскоре после этого - до мая 1616 г. - Минин умер. Погребен он в Нижнем, в нижнем этаже Спасо-Преображенского собора, где в его память устроен придел во имя Косьмы и Дамиана, освященный в 1852 г. - Правительство со вниманием относилось ко вдове и сыну Мининым (дальнейшего потомства у него не было). Сказания и повести о смуте, начавшие появляться с 1617 г., и другие известия свидетельствуют о высокой оценке подвига Минина его современниками; у следующих поколений слагались уже и легенды, еще более возвеличивавшие его. Историки XVIII в. не дали научной обработки биографии Минина и его дела; не дошел до него в своей 'Истории' и Карамзин. 'Пииты' XVIII в., любившие обращаться за сюжетами к родной старине, не создали ничего значительного и законченного о Минине, но с началом нового столетия появляется целый ряд панегириков ему и в прозе и в стихах, выставлявших его образцовым гражданином. Это закреплено манифестом 1812 г. Первой более или менее научной биографией Минина и оценкой его была для своего времени речь Н. Полевого 1833 г. Статьи П. И. Мельникова (1843 и 1850) и общие труды по истории Смуты - Соловьева (в 'Истории') и Костомарова - представляют собой дальнейшие стадии в разработке истории Минина. Отрицательной характеристикой Минина в 'Личностях Смутного времени' (1871) Костомаров вызвал давший много нового, ответ Погодина и очень ценные статьи Забелина, позже изданные отдельно и с дополнениями в виде книги: 'Минин и Пожарский'. Из дальнейшей литературы см. особенно 'Очерки по истории Смуты' С. Ф. Платонова и 'Очерк истории нижегородского ополчения' П. Любомирова. Большая часть материалов о Минине переиздана Нижегородским Археологическим Комитетом в сборнике 'Памятники истории нижегородского движения' ('Действия', т. XI).
П. Л.
 
  
 



 
Rambler's Top100 Долой Великого Кракена Студия web-дизайна MasterSite.ru тел.766-61-12 www.linens.ru free counters