Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
 
  
 

Владимир-Василий Всеволодович, прозванный Мономах, великий князь киевский, сын В. Ярославича - самый замечательный из русских князей дотатарского периода нашей истории, оставивший после себя громкую славу и добрую память. В. род. в 1053 г. Когда Святослав черниговский отнял Киев у Изяслава и, Всеволод сел в Чернигове, а сын его Владимир - в Смоленске (1067 - 68 гг.). В. служил и Святославу и опять занявшему Киев Изяславу, как старейшим князьям: по поручению первого он помогал (1075) полякам против немецкого императора Генриха IV, на которого ходил через Богемию за г. Глогау, в нынешней Силезии; по приказанию второго он дважды ходил на полоцких князей (1077). Когда отец его Всеволод сел в Киеве, Мономах занял стол в Чернигове. В следующем 1079 г. Олег Святославич, вместе с братом Романом и половцами, хотели попытаться выгнать Мономаха из Чернигова, но это им не удалось: В. остался в Чернигове, владея в то же время и Смоленском. Ему приходилось бороться с князьями полоцкими, с полудикими вятичами, с половцами и торками, с князьями-изгоями Ростиславичами; последних он, по приказу отца, выгнал из Владимиро-Волынской области и посадил во Владимире Изяславова сына Ярополка (1084), а когда Изяславич в чем-то провинился против Всеволода - Давида Игоревича. Вскоре, однако, В. примирил Ярополка с отцом своим и чрез это опять доставил ему Владимир (1086). Другой Изяславич, Святополк, в 1088 г. добровольно оставил Новгород, и Владимир посадил там сына своего Мстислава.
В 1093 г. скончался Всеволод. В. не хотел воспользоваться своим положением и занять Киев: он пригласил на великокняжеский стол княжившего тогда в Турове двоюродного брата своего Святополка Изяславича, который был старше его летами и при том сын старшего Ярославича. Почти все время княжения Святополка В. был верным его союзником, не смотря на то, что киевляне сильно были привязаны к В. и не любили Святополка. Когда, в год твоего вокняжения, Святополк предпринял поход против половцев, Владимир присоединился к нему с своей дружиной. На реке Стугне составился совет, на котором В. стоял за мир, между тем как киевляне требовали битвы и настояли на своем. Русские войска перешли Стугну. 20 мая произошла битва. Половцы сначала кинулись на Святополка и смяли его, потом ударили на Владимира и брата его Ростислава. Русские не выдержали натиска и побежали. При переправе чрез Стугну Ростислав утонул; пытаясь спасти его, едва не утонул и сам В. Половцы пошли к Киеву; при с. Желани, 23 июля, они опять жестоко побили русских, рассеялись по селениям и начади забирать жителей в полон. В следующем 1094 г. орда половцев двинулась с Олегом Святославичем на Владимира, который не довел дела до кровопролития и удалился из Чернигова в Переяславль. С этого времени В. становится непримиримым врагом половцев, нередко даже в ущерб своей репутации, как князя благодушного и справедливого. В 1094 г. к В. пришли для заключения мира два половецких князя, Итдар и Китан. В залог верности В. отдал последнему сына своего Святослава. В это время к В. пришел из Киева от Святополка Славята и стал советовать князю убить Итларя; В. сначала колебался, но потом склонился на предложение. Нужно было сначала выкрасть у Китана Святослава; за это взялся Славята. Он проник ночью в стан Китана и не только благополучно освободил Святослава, но и убил Китана и его людей. Вслед затем Итларя позвала на завтрак к В., и когда он явился, его и всех половцев перестреляли. Со стороны половцев нужно было ожидать мести. Святополк и В. звали Олега Святославича к себе, чтобы идти на половцев. Олег, которому половцы могли пригодиться в его столкновениях с князьями, отказался. 'Пусть Бог нас рассудит', - сказали князья, пошли на Олега, выгнали его из Чернигова, осадили в Стародубе и держали в осаде до тех пор, пока он не обещал прибыть в Киев на совет об обороне Русской земли (1096).
Между тем в Киевскую область ворвались половцы: хан Боняк с своей ордой жег окрестности Киева, а Тугоркан осадил Переяславль. Владимир и Святополк побили половцев Тугоркана; сам Тугоркан пал в битве. Но Боняк ворвался в Печерский монастырь и произвел там страшное опустошение. Олег не являлся в Киев; он пошел в Смоленск, а отсюда к Мурому. Здесь, в битве с ним, пал сын Мономаха, Изяслав. Другой сын Мономаха, Мстислав новгородский, помогавший брату и взявший верх над Олегом, советовал последнему обратиться к князьям, обнадеживая его, что они не лишать его русской земли. Олег так и сделал. Памятником этих сношений осталось письмо Мономаха к Олегу, ярко рисующее симпатичную личность В. В 1097 г. на съезде в Любече собрались князья: Святополк, Мономах, Святославичи: Олег, Давид и Ярослав, князь волынский Давид Игоревич, червоно-pyccкие князья Володарь и Василько Ростиславичи. Предметом совещания были меры, какие нужно принять для охраны Русской земли от половцев. Душой этого совета был Мономах. Решено было оставить междоусобную вражду, каждому владеть своими волостями и всем преследовать нарушителей постановлений съезда. Но не успели князья разъехаться по своим волостям, как совершилось злодеяние, не слыханное дотоле на Руси: Давид волынский оклеветал перед великим князем Василька, будто бы вместе с В. умышлявшего на жизнь Святополка, и Василько был ослеплен. В. пришел в ужас, когда дошла до него весть об этом. Он призвал к себе на совещание Олега и Давида черниговских, советовал поправить дело, искоренив зло в начале; иначе начнет, говорил он, убивать брат брата, и земля русская погибнет: ее возьмут половцы. Святополк оправдывался, ссылаясь на Давида, как на виновника злодеяния; но князья понимали, что великий князь виноват столько же, как и Давид, и пошли на Святополка. Последний в страхе хотел бежать, но киевляне не пустили его, советуя вступить с Владимиром в переговоры, зная, что он 'многомилостив'. В. склонился к миру, когда Святополк обещал наказать Давида. Последний призвал на помощь Боняка. Таким образом желание Мономаха сплотить князей против половцев не исполнилось. В 1100 г. Давид Игоревич отдался на княжеский суд. Съезд князей в Уветичах (Витичеве) объявил Давиду, что за его злодеяние князя не хотят дать ему владимирского стола, но оставляют его на свободе - пусть сидит в Бужске и Остроге. Святополк придает ему Дубея и Чарторижск, В. дает 200 гривен, да столько же Олег и Давид Святославичи. После Витичевского съезда В. уехал в Ростовскую область, а Святополк и Святославичи потребовали, чтобы Володарь взял Василька из Теребовля к себе, говоря, что для них обоих достаточно будет Перемышля. Столь несправедливое дело В. не хотел поддерживать, но не противоречил князьям, потому что не желал междоусобий. В 1103 г. половцы нарушили мир, и В. поднял на них князей. В. и Святополк со своими дружинами съехались в Долобске и пригласили в поход и Святославичей. Давид принял предложение, а Олег, по своим отношением к половцам, отговорился нездоровьем; пришел с своей дружиной полоцкий князь Давид Всеславич, пришли и еще некоторые князья. На урочище, называемом Сутень, князья встретили половцев и разбили их наголову (4 апр.). Здесь легло до 20 половецких князей, а один, Бельдюз, взят в плен и убит по приказу Мономаха. В 1107 году половцы пошли на Русь, но В., вместе с другими князьями, разбил их наголову под Лубнами. В 1111 г. князья - В. с детьми, Святополк, Ярослав, Давид - совершили блестящий поход к Дону и два раза, при притоке Дегея и при р. Сальнице, жестоко разбили половцев. В 1113 г. Святополк скончался, и киевляне на вече выбрали своим князем В. и звали его к себе. Мономах медлил приходом. Киевляне вторично просили В. поспешить, выставляя на вид, что в противном случае народ ограбит вдову Святополка, бояр и монастыри. Тогда В. сел на киевском столе, как избранник Киевской земли, помимо старшего из князей, Олега Черниговского. Время великокняжения В. было самым цветущим в истории Киевской Руси. Половцы встречали дружный отпор; удельные князья смирились, а непокорным приходилось чувствовать на себе сильную руку великого князя. Так, вскоре по вокняжении Владимира в Киеве, половцы пришли в Переяславскую область, но бежали, как только услышали, что на них выступил великий князь с сыновьями, племянниками и Олегом Святославичем; а в 1116 г. Глеб Всеславич минский, за неповиновение великому князю, осажден был В. в Минске и вынужден умолять о мире. Когда, вскоре после того, Глеб напал на Смоленск, В. вывел его из Минска и, в качестве пленника, привел в Киев, где он и умер в заключении. В 1116 году, по делам зятя своего, греческого царевича Леона Дгогеновича, и внука, Василька Леоновича, В. посылал воеводу своего Яна Вышатича на дунайские города имп. Алексея Комаена; но в 1122 г. В. примирится с преемником Алексея, Иоанном, и даже выдал за него внучку свою, дочь Мстислава. Сыновья В. успешно воевали с инородцами: Ярополк - с половцами, Мстислав новгородский - с чудью, Юрий суздальский - с болгарами. Владимиро-волынский князь Ярослав Святополкович дурно жил с своей супругой Мстиславной, внучкой Мономаха, и этим вооружил против себя В., от которого вынужден был бежать в Венгрию (1118). В. отдал удел его сыну своему Роману, а по смерти последнего - другому сыну, Андрею, которого в 1120 г. посылал на ляхов, помогавших Ярославу при покушении возвратить его удел.
В. известен в истории и как законодатель. В год вокняжения в Киеве он созвал в с. Берестово мужей своих; туда же прибыл муж и от Олега Святославича. здесь, в общей думе, положено было ограничить произвольное взимание рез (процентов), которое при Святополке доходило до больших злоупотреблений. Установлено было, что ростовщик может брать проценты только три раза, и если возьмет три раза, то уже теряет самый капитал. От разных причин, как войны, набеги половцев и т. п., являлись неоплатные должники. При В. установлено было различие между тем неоплатным купцом, который потерпит нечаянно от огня, воды или неприятеля, и тем, который испортить чужой товар, пропьет его или 'пробьет', т. е. заведет драку, а потом должен будет заплатить виру или 'продажу'. В первом случае хотя купец и не освобождался совершенно от платежа долга, но и не подвергался насилию: продавалось только его имущество, при чем гость, т. е. купец из другого города или иноземец, имел первенство перед другими заимодавцами, потом следовал князь, а затем уже прочие заимодавцы получали остальное. Точно также от разных причин на Руси умножились бедняки, поступавшие в наемники к богатым. Это - так называемые 'закупы'. Закон В. ограждал закупов от произвола хозяев, но угрожал им полным рабством, если они убегут, не исполнив условий. Определено было три случая обращения в холопство: добровольная продажа, женитьба на женщине рабского происхождения и поступление без всякого договора в должностные лица у частного человека (тиунство без ряду). За долги нельзя было обращать в холопство; всякий, кто не имел возможности заплатить, мог отработать свой долг и отойти. При Ярославе холопа убивали, если он наносил побои свободному человеку, - теперь господин платил за него пеню. За холопа и рабу виры не полагалось, но убийство их без вины наказывалось платежом князю 'продажи'.
Время Мономаха было временем первого расцвета художественной и литературной деятельности. В Киеве и других городах строились церкви и украшались живописью; сам Мономах построил несколько церквей и, между прочим, на Альте, где был убит Борис. Ко времени В. относится составлено нашей первоначальной летописи, начало печорского Патерика, составление, по византийским образцам, житий людей, прославившихся святостью жизни, как Антонии и Феодосий печорские, св. Ольга, равноапостольный Владимир, Борис и Глеб и пр. Игумен Даниил составил описание путешествия своего в Иерусалим; наконец, сам В. написал 'Поучение своим детям', замечательный литературный памятник того времени. В. назван Мономахом по делу со стороны матери, которую наши летописи называют 'греческою царевною', 'грекинею' и 'мономахинею', а некоторые известия не летописного характера прямо именуют Анной, дочерью императора Константина Мономаха. Есть и другое объяснение названия В. Мономахом: будто бы он ходил на генуэзцев, занявших Тавриду, и, при взятия Кафы, убил в поединке генуэзского князя, за что и прозван Мономахом, т. е. единоборцем. Не мудрено, что такая крупная, замечательная личность вызывала народную фантазию на составление подобных сказаний. Народ не мог обойти ее и в своих поэтических произведениях: Владимир былин не есть исключительно Б. равноапостольный, а отчасти и В. Мономах. Так, между былинами Владимирова цикла есть былина о боярине Ставре, которого В. Красное Солнышко посадил в погреб. В новгородской летописи под 1118 годом находим известие, по которому Владимир Мономах призвал из Новгорода за грабежи и посадил в погреб сотского Ставра, с несколькими боярами, его соумышленниками. Составилась легенда, будто византийский император прислал В. знаки царского достоинства, венец и бармы, с митрополитом Неофитом, который венчал его на царство; впоследствии московские государи венчались венцом, который назвали шапкой Мономаха. В. скончался 19 мая 1125 года 'у милой ему церкви, на реке Альте и погребен в Киево-Софийском соборе. В. был женат три раза; первой его женой была английская королевна Гида Гаральдовна.



 
Rambler's Top100 Долой Великого Кракена Студия web-дизайна MasterSite.ru тел.766-61-12 www.linens.ru free counters